Самая трудная роль

Автор: Василий ВеденеевАлексей Комов

Самая трудная роль
Алексей Комов

Василий Владимирович Веденеев


Со стороны, наверное, кажется, что самые сложные дела – это те, что раскрываются долгими неделями, а то и месяцами. Когда преступника находят почти сразу, непосвященный считает, что это было просто. На самом деле раскрытие преступления по горячим следам, если можно так сказать – блиц-расследование, не только не легче, а порой и сложнее долгих поисков. Но несмотря на все сложности, профессиональное чутье и сноровка в очередной раз помогают капитану уголовного розыска Шуре Бойцову задержать преступников.





Василий Веденеев, Алексей Комов

Самая трудная роль


(нетеатральная драма)





Акт первый. Олег


– Свободен, шеф, – через опущенное стекло передней дверцы просунулась помятая физиономия. На Олега дохнуло крутым перегаром.

Пьяных Олег не любил. Не любил вообще, а возить особенно. То пристают с душевными излияниями и, самое противное, со слюнявыми «дружеским» поцелуями, то забывают, куда им надо ехать, или норовят уйти не расплатившись. За некоторыми и вовсе приходилось салон убирать.

– …Свободен, спрашиваю? – переспросил нетерпеливо. Пьяных Олег не любил. Но сегодня пятница – для таксиста богом проклятый день. Пассажир вроде идет, но – сплошные шляпы. И естественно, маршруты небольшие, сверху если и дают, то так, курам на смех. А Олег в таксисты, собственно, из-за денег пошел. Семья, дети. Со стариками жить надоело. Квартиру надо. Из института отчислился, временно, понятно. Только вот уже три года прошло, а восстановиться так и не собрался.

– Куда ехать? – без энтузиазма ответил Олег вопросом на вопрос и добавил, чтоб были пути к отступлению: – А то конец смены скоро.

Дверь раскрылась, и на заднее сиденье тяжело шлепнулся лохматый парень.

– Не боись, – хохотнул он. – Заработаешь. Для начала давай на Ольховую.

– А потом? – хмуро поинтересовался Олег – Тоже мне, сверхдальний маршрут.

– Потом заберём приятеля в центре – и в Домодедово… Да не кисни, шеф, a то от твоей физиономии скулы сводит, – пассажир поудобнее приладил на коленях «дипломат». – Мы тебе счётчик в оба конца накроем. Навар будет!

Олег вздохнул. Навар его что-то не радовал. Но не высаживать же, раз сел?

…Следя за светофорами и движением, Олег изредка поглядывал в зеркало на своего пассажира. Тот безучастно смотрел в окно.

На Ольховой он попросил остановиться у большого углового дома.

– Здесь. Я подожди, я скоро… – он взялся за ручку двери.

– Сколько ждать? – обречённо спросил Олег и с тоской посмотрел на счётчик. Три сорок можно списать из семейного бюджета.

– Боишься, сбегу? – сощурился пассажир. – На, поцацкайся… – небрежно бросил на сиденье мятую пятёрку и, не захлопнув дверцу, быстро пошёл к подъезду.

Вернулся он на удивление скоро – пять минут не прошло, тяжело уселся на прежнее место и зло бросил дипломат рядом.

– …Скотина безрогая, козёл вонючий… Нажрался водяры… – Он долго и зло ругался, наконец обратился к Олегу. – Давай в центр.

«Волга» выскочила к площади трех вокзалов, мимо гостиницы «Ленинград», пересекла Садовое кольцо и покатила по улице Кирова.

«Пока до аэропорта доберёмся, всю Москву изъездим», – подумал Олег. Но это его совсем не огорчало. Ласковым котёнком урчал счётчик. О заплаченной пятёрке пассажир и не вспоминал. Нет, не такой уж плохой сегодня день…

– Вот тут останови-ка, приятеля заберём, – пассажир тронул плечо Олега, когда они подъезжали к ЦУМу.

Он снова вышел из машины, не торопясь двинулся к дверям магазина, разминая на ходу затекшие ноги, и одновременно внимательно вглядывался в толпу. Его тонкая шея смешно вытягивалась из воротника тёплой куртки.

«На гусака похож, – подумал Олег, – а «дипломат» свой из рук не выпускает, золото у него там, что ли».

Но вот «гусак» резко повернулся и пошёл навстречу двум мужчинам. Один – среднего роста, кряжистый, с короткой, как у боксёров, стрижкой. У второго самой значительной деталью был большой пузатый чемодан. Всё остальное, казалось, было подогнано к нему.

Приятели радостно встретились и направились к такси. Олег было вышел, чтобы поставить чемодан в багажник, но «боксёр» остановил его:

– Не суетись…

Глуховатый окрик резанул Олега. Этого он не любил. Впрочем, чёрт с ними. Он молча сел за руль.

Приятели втроём втиснулись на заднее сиденье. Олег подумал, что на переднем тоже не так плохо, но смолчал. Их проблемы. Его дело везти.

– А теперь давай в аэропорт, шеф.

…Судя по оживленному и путаному разговору, новые пассажиры тоже были здорово навеселе.

Только машина пересекла кольцевую дорогу, «боксёр» достал из бокового кармана пиджака бутылку водки и складной пластмассовый стаканчик.

– Ты, шеф, сейчас потише гони. Расплескаешь, – хохотнул он, a вместе с ним и остальные.

«Тоже подворотню нашли», – со злостью подумал Олег, но снова промолчал.

После бутылки разговор у компании стал еще оживлённее и громче. «Боксёр» называл того, что с чемоданом, земляком. Пассажир с «дипломатом» заметно присмирел. Вроде как задумался, прислушиваясь к ощущениям внутри себя. И вдруг начал неудержимо икать. Наконец это стало раздражать не только Олега.

– Сверни-ка здесь и притормози, – распорядился «боксёр». Рядом была небольшая боковая дорога. Олег охотно подчинился.

У кювета рос кустарник, потом нечастые деревья. Чуть дальше виднелся овраг.

Олег ждал, когда тот, с «дипломатом», выйдет из машины. Но он вроде и не собирался. Икать тоже перестал.

– Ну, чего, земляк… приехали, – хрипло сказали сзади.

Олег не сразу узнал голос «боксёра» – так он изменился. В зеркальце было видно, как «боксёр» ухватил пассажира с чемоданом за ворот одной рукой, а другой полез к нему за пазуху, шаря по внутренним карманам.

Олег даже не сразу понял, что к чему. Думал, шутят.

– Чего вы? Чего? – взвизгнул пассажир с чемоданом и рванулся было вверх. После сильного удара в лицо он обмяк и больше не сопротивлялся.

Икавший судорожно расстегивал «дипломат».

Все было слишком серьёзно. Олег «на автомате» повернул ключ зажигания, и мотор заглох.

Наконец «дипломат» раскрылся. «Гусак» вытащил из него что-то тёмное, металлическое, тускло блеснувшее смазкой.

«Обрез!» – с ужасом понял Олег и бросился из машины. За ним выскочили пассажиры. Вломясь в кусты, Олег побежал, петляя, к оврагу. Выстрелов сзади не раздалось. Зацепившись за какой-то корень, покатился вниз…

Из оврага он вылез только минут через сорок. За это время перед глазами мелькали жуткие сцены из виденных зарубежных детективов. Потом он вдруг вспомнил, что под рукой у него лежала монтировка, и, сообрази вовремя, можно было бы себя защитить. Но он тут же отогнал эту мысль. Нет, такая роль не для него.

Наконец стало ясно, что сидеть и пугать самого себя бессмысленно. Надо возвращаться. Под ноги то и дело попадались сучья. Олег выбрал потолще.

На шоссе он выходить сразу не стал. Осторожно раздвинул кусты и огляделся. Машина с раскрытыми дверцами сиротливо стояла на обочине, болезненно припав на правую сторону. «Шину прокололи, гады», – понял Олег. Ключи он машинально выдернул из гнезда, выбегая. У заднего колеса неподвижно сидел пассажир с чемоданом. Глаза у него закрыты.

«Только этого не хватало. С убитым возиться», – испугался Олег.

Но когда он приблизился к машине, «убитый» вздрогнул и быстро повернул голову. Увидев, что это водитель, он снова размяк.

– Ушли? – спросил Олег, на всякий случай не выпуская палку.

– Кажется. Я, как за вами погнались, тоже из машины выскочил… Всё унесли, всё…

– Что, много было?

– А-а-а… хватало. Да главное, там, в папке, очень важные бумаги, за которыми я в Москву приезжал. Что я теперь на работе скажу? Всё прахом…

– Ладно, – Олег отбросил палку, – нытьём делу не поможешь.

Он открыл багажник и достал запаску.

– Помогай! Скорее!

Вскоре салатовая «Волга», отчаянно сигналя на перекрёстках, мчалась по Москве. По адресу Петрова, 38…




Акт второй. Сотрудник уголовного розыска Александр Бойцов


Назад они неслись с сиреной на муровском «рафике». Сзади, отделенный от пассажиров проволочной сеткой, нетерпеливо повизгивал служебно-розыскной пёс.

– Вот тут стоял этот «боксёр»… – Олег показал на хорошо сохранившиеся у обочины следы, – а вот тут – второй, с обрезом. Oн хотел стрелять, но напарник стал обрез отнимать.

– Отнял? – к Олегу подошёл высокий мужчина с тяжелыми плечами. Старший оперативной группы капитан милиции Бойцов. Человек он был добрый, иногда немного медлительный и всегда невозмутимо спокойный. Во всем, кроме работы. Даже старики МУРа не могли вспомнить более въедливого, с бульдожьей хваткой сыщика.