Ключ Соломона. Код мирового господства

Автор: Этьен Кассе

Ключ Соломона. Код мирового господства
Этьен Кассе


Лабиринты истины
Этьен Кассе – отчаянный французский журналист, бунтарь и мистификатор, взломщик числовых кодов и секретных компьютерных файлов. Волею судеб он оказался втянут в поиски Ключа Соломона. Проникнув в засекреченные архивы, он раскопал такие скандальные материалы, которые поставили под сомнение истинность существующих общечеловеческих ценностей и убеждений.

Он первым посмел обнародовать их и открыть людям глаза на то, как с древних времен могущественные организации манипулируют человечеством.





Этьен Кассе

Ключ Соломона. Код мирового господства





Предисловие от редакции


Эту книгу написал отчаянный французский журналист Этьен Кассе, бунтарь и мистификатор, взломщик числовых кодов и секретных компьютерных файлов, который волею судеб оказался исследователем истории христианской Церкви.[1 - Этьен Кассе в своих умозаключениях и оценке тех или иных событий иногда оказывается необыкновенно близок нам, русским. Дело в том, что Кассе три года прожил в России, проводя одно из очередных своих журналистских расследований, неплохо владеет русским языком, у него масса друзей среди наших соотечественников. Возможно, вы уже знакомы с первой книгой этого автора, посвященной Леонардо да Винчи. Она некоторое время назад вышла в нашем издательстве. Обращаем ваше внимание, что часть материалов для той, первой своей работы Кассе собирал в России (тогда у него было сразу несколько дел в нашей стране). Парадоксально, но факт: иногда, чтобы прояснить нечто в истории средневековой Европы, приходится сидеть в заснеженной Москве, в каком-нибудь Архиве древних актов в Хользуновом переулке. – Прим. ред.] Со свойственным ему темпераментом Кассе взялся за журналистское расследование и накопал столько специфических материалов, что в настоящий момент перед человечеством встает вопрос переоценки глобальных ценностей. Непонятно, что делать с находками и выводами Кассе – использовать их для корректировки сложившихся представлений и архетипов общественного сознания? Закопать куда-нибудь подальше и внимательно следить за тем, чтобы никто никогда более ничего подобного не откопал?

Тут мы упираемся в старую, как мир, дилемму – что лучше, привычная и удобная ложь или ниспровергающая все устои истина? Знать или не знать – вот в чем вопрос. А если узнал, что делать со своим знанием дальше? Притвориться, что не знаешь? Пересмотреть на его основании всю свою жизнь? Не делать ничего, как будто и нет никаких перемен в тебе? Или этих перемен, и правда, нет?

Данные этические проблемы предстоит решать каждому, кто познакомится с сенсационной книгой Кассе. Мы полагаем, что любая истина самоценна и имеет право быть обнародованной. Но вы можете придерживаться и иной точки зрения.

В совершенной панике после появления данного исследования сама его героиня – христианская Церковь. Сначала Ватикан решил никак не реагировать на «происки мелкого писаки, который решил сделать себе капитал на ниспровержении общечеловеческих ценностей».[2 - Пари матен. 2005. № 62. Март.] Однако по мере роста читательского интереса к книге терпению церковников приходил предел. Они начали выступать в прессе с яростными поношениями Кассе, обвиняя его в богохульстве, ереси и продажности. Была попытка представить его даже эмиссаром Бен Ладена, который пытается своей идеологической диверсией расшатать устои православного мира.

Не утихают бури вокруг книги и до сих пор. Против Этьена Кассе ведется более 20 судебных разбирательств – слушаются дела о защите чести и достоинства верующих, о нанесении морального ущерба и т. д. Церковь обещает предать бунтовщика анафеме, но почему-то все никак не решается. Должно быть, она слишком напугана его сенсационными разоблачениями и боится того, что ее действия против Кассе будут расценены широкой общественностью как попытка зажать ему рот и воспрепятствовать столетиями скрывавшейся правде наконец выйти наружу.

Собственно, любая попытка каким-то образом запугать Кассе теперь не имеет никакого смысла: птица-информация уже выпущена им из клетки, как теперь ее словишь?




Предисловие Этьена Кассе к французскому изданию


Толчком к написанию этой книги послужили неожиданно свалившиеся на меня вопросы о загадочном и непонятном Ключе Соломона. Представьте себе такую ситуацию: живет молодой журналист, пописывает разные статейки для желтых газетенок, периодически развлекается тем, что взламывает чужие почтовые ящики на серверах национальной почтовой службы – короче, живет в свое удовольствие и ни о каких глобальных проектах не мыслит.

И вдруг в единочасье жизнь его изменяется. Он оказывается перед выбором: плыть дальше по течению или начать относиться к жизни осмысленно, выгребать против течения, искать истину, зная, что рискуешь на каждом шагу. Причем рискуешь по-крупному – репутацией, жизнью, имуществом, неприкосновенностью тех, кого любишь, словом, всем, что у тебя есть.

Не хочу особо рисоваться. Я просто нормальный человек, может быть, немного более любопытный, чем все остальные – иначе бы меня не понесло в журналисты. Не считаю себя особым поборником истины, могу приврать ради красного словца о чем-нибудь этаком; могу запустить утку, отпиарить кого угодно. В свое время был папарацци, так что знаю цену информации и привык за нее кусаться и царапаться и раздобывать любыми способами: покупать, воровать, выпрашивать и, конечно, находить.

Итак, я, хоть это сроду не входило в мои планы, занялся историей христианской Церкви – и в первую очередь историей формирования христианской доктрины. Исходил в своих поисках из соображений здравого смысла, практической логики; старался, чтобы мне не изменили чувство меры и чувство юмора.

Передо мной открылись неожиданные дебри. Когда мать в детстве приводила меня в церковь, мне и в голову не приходило, что в постулатах христианства все так запущенно и противоречиво. Очевидные нестыковки в них заставили меня все более и более углубляться в тему – и так до тех пор, пока я не пришел к обескуражившим меня самого выводам.

Поворачивать вспять поздно. Информация, которую я раскопал, должна быть предана гласности. Таков закон журналистики. Ключ Соломона определен, и теперь стало понятно, какие двери он открывает.

Меня подталкивает к немедленной публикации этих материалов еще и следующее обстоятельство. Во время своих поисков я неоднократно натыкался на имена исследователей, которые по стечению обстоятельств гибли, едва приблизившись к пониманию истинного смысла своих находок. Трудно говорить о чем-либо наверняка, но создается впечатление, что их попросту «убирали» за их осведомленность. И из этого следуют два вывода:

Я должен поделиться с миром результатами своего расследования до тех пор, пока со мной тоже чего-нибудь не случилось (я еще молод и мне хочется жить дальше, мне любопытно, что будет завтра; кроме того, если меня не станет, собранные мною материалы канут в небытие – и это будет очередная победа мракобесия над чистым знанием, невольным представителем которой я выступаю).

Я своей книгой отдаю дань уважения тем, кто безвременно почил, стремясь добраться до истины.

В заключение этого маленького предисловия хочу поблагодарить всех своих друзей и знакомых, которые помогали мне в моих изысканиях. В первую очередь – израильского археолога Саула и о. Геннадия, предоставивших мне уникальные источники по биографии Христа.




Предисловие Этьена Кассе к русскому изданию


Вот уже год, как я пожинаю плоды своей публикации. Надо сказать, что по выходе книги на меня свалилось сразу все: слава, деньги, ненависть и многочисленные проблемы, связанные с судебными разбирательствами, угрозами религиозных фанатиков и прочими издержками популярности.

Огромное количество интервью, ответы на многочисленные письма, объяснения по поводу того, что и когда я имел в виду, создавая свою книгу, в какой-то момент меня доконали. Я серьезно запил, запершись по этому случаю от всего мира со своим приятелем и отчасти соавтором о. Геннадием, и, как он говорит, «не просыхал» полтора месяца. За это время книга была издана еще на 5 языках, и я пришел в себя еще более богатым, знаменитым и… ненавидимым. В самом деле, прав был Соломон, утверждая, что «в многой мудрости много печали».

Но я, конечно же, ни о чем не жалею. Все произошло так, как должно было произойти. Меня можно называть еретиком и безбожником, но я на самом деле искренне верю в Провидение. И пребываю в уверенности, что Оно выбрало меня своим орудием. Если бы не я, то кто-то другой непременно сделал бы это: все тайное рано или поздно становится явным.

Я очень рад, что наконец-то подписаны контракты на издание книги в России. Тут у меня особенный интерес: надо наконец донести правду и до родины о. Геннадия, которая его за попытку приблизиться к этой самой правде так отчаянно травила. Как знать, а вдруг после этой публикации он даже сможет вернуться в Россию, о которой до сих пор видит ностальгические сны? Как знать, на все, что называется воля Божья!

А еще меня самого с Россией связывают трогательные отношения. Мне посчастливилось (или не посчастливилось?) жить в вашей удивительной стране 3 года, в течение которых со мной происходили самые невероятные вещи: 4 раза меня обкрадывали, 3 пытались досрочно выслать из страны, мною интересовались разнообразные спецслужбы, которых у вас так много и которые вы так любите.[3 - По-видимому, у Кассе, действительно, по какой-то причине сложилось впечатление, что все русские повернуты на различных спецслужбах. Трудно сказать, на основании чего оно сформировалось, но мы непременно попытаемся при случае разубедить его в этом. – Прим. ред.] Я тонул в Москве-реке, чуть не сгорел во время пожара в столичном отеле, где останавливался (вроде это было в отеле «Москва», но сейчас точно уже не помню – столько всего намоталось за это время), как-то оказался втянутым в разборку двух группировок проституток на Тверской.

Все это не могло не добавлять ощущения остроты жизни. А еще, конечно же, водка, льющаяся реками по любому случаю в вашем государстве, и выученный мной процентов на 85 «Словарь русского мата» (он занимает почетное место среди моих книг). Ваш поэт Пушкин сказал о своей героине Татьяне: «Татьяна русская душою». Я за время своего пребывания в России тоже стал отчасти «русским душою», и потому мне особенно важно, что мои книги начинают выходить и у вас!

О самой книге хочу сказать следующее. Не сразу и не вдруг, но мне удалось докопаться до правды. До того самого знания, которое так тщательно и небезуспешно скрывают от людей даже сегодня. В процессе исследования я проник (в ряде случаев опосредованно, то есть не лично – туда прорвались мои приятели, которые помогали мне в расследовании) в такие хранилища, о которых историки даже не подозревают, иногда мне, что греха таить, приходилось использовать и не совсем законные методы. Случайное упоминание в книге, чудом уцелевший в архиве документ, невинное на первый взгляд свидетельство, небольшой текст, найденный на затерянных окраинах Интернета – по мелким мазкам я воссоздавал это гигантское полотно. И день, когда оно предстало передо мной во всем своем истинном, ужасающем облике, стал самым памятным днем моей жизни.

Оказалось, что религия – это не самообман, не плод глупости и невежества, как учили когда-то ваши партийные атеисты. Это – орудие в руках изощренных и злобных умов, стремившихся к власти над людьми. Ветхий и Новый Заветы – словно две ступени лестницы, ведущей к мировому господству. Именно последнее было и остается целью тех, кто придумал и использовал христианство. Впрочем, это касается и других религий.

С давних пор пытается человек ответить на вопросы – кто я? Откуда? Что управляет моей судьбой? Что будет со мной после смерти? Тот, кто сможет дать на них ответ, станет обладателем гигантской власти. Религии, в том числе и христианство, предлагают ответы на эти вечные вопросы и пытаются взамен получить контроль над мыслями и поступками верующих.

Открыть такую истину было горько и страшно. Потому что я понял, сколько труда, пота и крови пролили поколения наших предков во имя несуществующих идолов, по мановению чьей-то алчной руки, скрытой в тени распятия.

Я не мог не поделиться тем, о чем узнал, с другими людьми – потому что величайшей профанации в истории человечества необходимо положить конец.

Конечно, вам, уважаемые читатели, будет нелегко сразу поверить в то, о чем я пишу в этой книге. Это и понятно – мне самому не хотелось верить в открывшиеся передо мной истины. Просто прочтите эту книгу – и, может быть, многое из того, что казалось раньше загадочным и странным, станет гораздо проще и понятнее.




ГЛАВА 1





Как все началось


Все началось с того, что меня среди ночи разбудил телефонный звонок.

– Спишь, что ли, малохольный? – голос моего давнего приятеля Жерара звучал обеспокоенно. – Чего бы вдруг ты завалился в такую рань? Я тебе звонил раз пять, ты ни черта не слышишь…

Я посмотрел на часы. Их не было видно, потому что в комнате было темно, хоть глаз выколи.

– Что, никак не очухаешься, дубина? – не унимался на том конце провода Жерар. – Это ты зря, точно тебе говорю, я от тебя так просто не отстану, не жди. Давай заводи мотор, сейчас будем совет держать.

Тут до меня дошло, что можно и нужно включить свет, раз уж мерзкое трепло и хамло не дает покоя. Сделав это, я увидел, что на часах без четверти пять.

– Ну что тебе надо, чудовище? – вопросил я страдальчески. – Ты и на том свете поспать мне не дашь спокойно…

– А иди-ка ты иди со своим сном! – завопил Жерар. – Тут такие дела творятся, а он спит, понимаешь. Быстро отодрал себя от кровати и выслушал меня.

– Подожди, закурю, – я обреченно потянулся за сигаретами. После глубокой затяжки в голове немного прояснялось. – Ладно, давай выкладывай, что там опять стряслось?

– Значит так, – ернические интонации в его голосе сменились озабоченными, – я сегодня, как обычно, ночью чатился, и все шло вполне нормально, как всегда. По сценарию. Но тут вдруг появился какой-то чел с новым ником, пристал ко мне, затащил в приват и начал втирать черт знает что. Сначала я думал, что он просто обкурился или обдолбался. Но потом понял, что у человека явно что-то не то происходит…

– Нет, и ты мне за этим звонишь и посреди ночи выдергиваешь меня за ногу из-под одеяла??????? – моему возмущению не было границ. – Ну послал бы его в службу психологической помощи, дал бы телефон доверия. Или бы отправил вообще по назначению… Я-то тут при чем? Ты мне объясни, а? Вот почему ты чатишься, а я должен потом выслушивать среди ночи какую-то хреноту???

– Этьен, – Жерар говорил взволнованно и серьезно, – понимаешь, то, что он нес, – это не просто так. Это все очень непонятно. Ты должен все это выслушать, потому что… – он запнулся, сигарета моя догорела, другой не было – я курил последнюю, оставленную специально на утро. Все это очень раздражало.

– Ну что такое? Что за эффектные паузы? Ты говорить будешь или нет, что надо-то тебе? Что он тебе наплел такого, что у тебя горло перехватывает? Что через четверть часа мы столкнемся с кометой Галлея? Что Буш зоофил? Что завтра дефолт?..

– Похоже, его убили.

– ???????????? – не понял я…

– Из того, что он писал мне, я понял, что его хотят убить и потому он пытается о себе рассказать первому попавшемуся собеседнику в Сети.

– Да что за бред-то? У тебя шизофренические галлюцинации на фоне перепоя или недоперепоя?

– Поль Люпен, его зовут Поль Люпен – или звали, потому что он внезапно перестал мне писать.

– Знаешь, – вспылил я, – если бы всех, у кого отрубается Сеть, убивали, тогда никого из нас бы уже точно не было в живых… Спи спокойно, ты этого заслужил, и дай поспать мне. Завтра перетрем все, что угодно, но сейчас я хочу спать…

– Но его не выбило из Сети! Он просто перестал писать…

Но тут мое терпение лопнуло и я отключился. Утром, заваривая кофе, я включил радио и услышал: «В номере отеля Ла Роз на авеню Бертран найден мертвым глава миссии Доброй воли Поль Люпен. Предположительно, он стал жертвой заказного убийства: в него трижды стреляли с близкого расстояния из пистолета с глушителем. В настоящий момент проводится баллистическая экспертиза. Нападение с целью грабежа исключается: из номера Люпена не пропали деньги и ценности. Люпен в момент покушения сидел за своим ноутбуком, который так и остался включенным».

Я ощутил муки совести и бросился звонить Жерару:

– Прости, старик, я не мог предположить, что все так серьезно, – начал я.

– Да у меня у самого в голове не укладывается, – простонал он, – я думал, все-таки это такой стеб. А оказалось…