Богиня для интима

Автор: Марина Серова

Богиня для интима
Марина С. Серова


Частный детектив Татьяна Иванова
Частный детектив Татьяна Иванова становится очевидцем автокатастрофы. Дорогая иномарка сильно повреждена, водитель почти сразу скончался. Виновник трагедии, бросив потрепанный и значившийся в угоне «Москвич» за углом, сбежал с места аварии. Да и пассажиры иномарки – отец погибшего и его молодая жена – ничего толкового сообщить не в состоянии: женщина на момент столкновения спала, а мужчина оказался слепцом. Так что дело представляется безнадежным. Но Ивановой не впервой распутывать гордиев узел! И Таня, помня последние слова умирающего: «Это она…», упорно идет по следу…





Марина Серова

Богиня для интима





Глава 1


Я возвращалась домой уставшая, но довольная собой. Несмотря на все трудности, мне удалось обезвредить преступника, выполнив таким образом очередной заказ клиента и получив за свой доблестный труд кругленькую сумму. А это самый приятный момент в работе частного детектива. Я, например, очень люблю, когда в мой карман перекочевывают хрустящие купюры заказчика.

Неплохо, конечно, если энное количество банкнот поступит и на мой банковский счет. Тогда какое-то время, до следующего клиента, можно слегка расслабиться и побаловать себя, любимую. А уж это я умею и делаю при каждом удобном случае. Неимоверное удовольствие мне доставляет смена имиджа. И совершенно не важно, что из себя представляет очередной прикид: шикарную блузку или строгую юбку, брючный костюм или туфли на высоких каблуках…

В общем, положив в карман очередную партию денежных знаков, я могла себе это позволить. И пусть после трех бессонных ночей меня так клонило ко сну, что казалось, сейчас засну прямо за баранкой своей бежевой «девяточки», настроение оставалось приподнятым. Уже через пару-тройку минут буду дома, где смогу вволю выспаться.

Я так расфантазировалась, что не сразу поняла, что случилось. Раздался сильный удар и жуткий скрежет металла. Я чисто автоматически нажала на тормоза. Моя «девятка» резко остановилась на проезжей части дороги. Уже в следующую секунду стало ясно, что интуиция и выработанная с годами быстрая реакция спасли меня в очередной раз от смерти.

Прямо передо мной поперек дороги стояло совершенно новенькое, навороченное авто, таких сейчас много в нашем небольшом городишке.

Дверца со стороны водителя была приоткрыта, и из нее свисала мужская рука. Лобовое стекло рассыпалось на мелкие осколки.

Я тут же выскочила из своего автомобиля.

«Скорее всего, нужна медицинская помощь, – крутилось в моей голове. – Так. Чем можно помочь? Позвонить в „Скорую“ и ГИБДД. Но, прежде чем принимать конкретные решения, надо осмотреться».

Я подбежала к машине и заглянула внутрь салона. Лицо водителя, мужчины средних лет, было сильно окровавлено, а его большое тело словно тряпичная кукла неестественно откинулось на сиденье. Левые рука и нога свисали из салона наружу, словно бы в последний момент он планировал выскочить из машины, но успел только приоткрыть дверь.

Рядом с водителем сидел пожилой мужчина и странными стеклянными глазами смотрел в мою сторону. Взгляд его казался пустым. Сначала я подумала, что это от шока, но уже через пару секунд поняла, что, скорее всего, он слеп.

На заднем сиденье удивленно моргала глазами, беззвучно открывая и закрывая рот, молодая женщина лет тридцати пяти.

– С вами все в порядке? – задала я вопрос, отчего-то решив, что ответить способна только она.

Та, все так же молча, утвердительно кивнула.

– Я жив, – словно напоминая о себе, проговорил слепой мужчина.

– Хорошо, – отозвалась я и полностью переключила свое внимание на водителя. Пульс едва прощупывался, дыхание было шумным и очень редким. – Тяжелый случай, – быстро сделала вывод я. – Нужна «Скорая».

– Давайте я «Скорую» вызову и ГАИ, – тронув меня за плечо, предложил свои услуги молодой парнишка, наверное, оказавшийся рядом с местом аварии водитель. От неожиданности я даже вздрогнула. Обычно все предпочитают объезжать подобные места стороной.

– Вызывай, – согласилась я и снова наклонилась к потерпевшему. – Мужчина, мужчина, – я слегка потрясла его за плечо. – Вы меня слышите?

Тот молчал. Глаза его были закрыты. Никаких признаков жизни он не подавал.

– Кто-нибудь видел, какой автомобиль столкнулся с вашим? – совершенно машинально спросила я, только через секунду осознав, что это меня не касается – этим должна заниматься ГИБДД.

– Нет, – едва выдавила из себя женщина, отрицательно помотав головой. – Я спала.

Я посмотрела на старичка, но вывод напрашивался сам собой. Он тем более не мог ничего видеть.

– Это… она, – услышала я в следующую секунду, сразу и не поняв, кто произнес эти слова.

Я взглянула на водителя. Он открыл глаза и тоже посмотрел на меня. Но жизни в его глазах уже не было.

– Кто она? – надеясь на продолжение, поинтересовалась я.

Мужчина кашлянул и снова закрыл глаза. Видимо, последние силы ушли на эти два слова. С левой стороны его рта покатилась тонкая струйка алой крови.

– Кто она? – обреченно спросила я у выживших.

Но тут неожиданно для всех покалеченный водитель вновь открыл глаза и, сделав над собой последнее усилие, что-то выдавил. Я смогла разобрать только выдох и шепот:

– Это… ма…

Тело мужчины полностью обмякло, и жизнь покинула его.

Трудно сказать, сколько времени прошло с того момента, как я подскочила к поврежденной машине. Может, час, а может, несколько минут. В конце концов, я была занята куда более необходимыми вещами и совершенно не смотрела на часы. Между тем к месту аварии подъехали представители Государственной инспекции по безопасности дорожного движения. За моей спиной раздалось:

– Разойдись! – Хрипловатый мужской голос сопровождался воем милицейской сирены. – Не толпимся. Не цирк. Все отошли в сторону, – продолжал раздавать приказы один из прибывших ментов.

– И вы, дамочка, в сторонку, – попросил он, отодвигая меня от машины. – Никто не уезжает, пока я не отпущу. Не зудите, не зудите, господа, так положено.

Я послушно отошла к своей «девяточке», прислонилась к ней плечом и почувствовала безумную усталость.

«Сейчас вместе с остальными водителями дам показания на темы „кто?“, „что?“ и „как?“ – и поеду домой спать. Хотя какие показания? Я же ничего не видела. Но ждать все равно придется. Это уже гаишникам решать, записывать мой рассказ или нет», – прокручивала я в голове план дальнейших действий.

В конце концов я попросту забралась в свою машину и стала смотреть на происходящее уже из салона. Санитары «Скорой» уложили труп на носилки. В том, что это труп, не было никаких сомнений: белая простыня полностью закрывала тело молодого мужчины лет тридцати. Работники ГИБДД суетились около разбитого автомобиля, устанавливали оцепление, наносили какие-то метки на асфальт. Один из милиционеров подошел ко мне и пригласил выйти из машины. Далее последовал протокольный вопрос: фамилия, имя, отчество, дата рождения, место работы…

– Частный детектив, – ответила я на последний вопрос и вдруг услышала за своей спиной:

– Кто тут частный детектив? Я могу поговорить с вами?

Я повернула голову. Позади меня стоял слепой старичок, поддерживаемый женщиной. Я поняла, что вопрос задал он.

– Я частный детектив, – ответила я. – Но вряд ли в данной ситуации смогу вам помочь. Это не мой профиль.

– Думаю, что сможете, – ответил старик, повернувшись на звук моего голоса и вроде бы даже пытаясь рассмотреть меня… – Впрочем, не будем о грустном.

– Хорошо. Как освобожусь… – пообещала я.

Освободиться удалось нескоро. Вопросов ко мне, как ни странно, оказалось очень много. Причем, задавая их, работник ГИБДД все время повторял: «Вы, как частный детектив, должны были». В конце концов у меня даже сложилось впечатление, что к их приезду я должна была выполнить всю работу: опросить потерпевших и свидетелей, найти улики и подозреваемых. Впрочем, сдержанности мне хватило. С честью выдержав этот экзамен, я, как и обещала, подошла к слепому мужчине.

– Меня зовут Татьяна Александровна Иванова, – первым делом представилась я и только потом задала свой вопрос: – У вас ко мне дело?

Мужчина, вновь повернувшись на звук моего голоса, проговорил:

– Я прошу вас заняться этим делом.

– Но это дело ГИБДД, а не частного… – начала было я, но тут же была перебита:

– Как мне подсказывает интуиция, это как раз ваше дело. Или вам не нужны деньги?

«Что-что, а деньги всегда нужны, – мелькнула в моей голове предательская мысль. – И их никогда не бывает много. А значит, чем черт не шутит? Может быть, это мой очередной заказчик? А отказываться от заказчиков не в моем стиле. Хотя чем собственно я могу помочь в данной ситуации? Ну да разберемся».

– Давайте пройдем в вашу машину, и я вам все объясню, – предложил мужчина, протягивая мне руку.

Я осторожно приняла ее, позволив ему опереться, и повела к машине. Следом за нами, молчаливая и грустная, пошла молодая женщина, дочь или просто родственница старика.

– Вспомните, что сказал мой сын… – тут мужчина запнулся и совсем тихо добавил: – Умирая.

Этот вопрос старик задал мне сразу же, как только мы сели в мою «девяточку».

Я напрягла память.

– В общем-то, ничего не сказал, – ответила я через минуту.

– В общем, да. Но, умирая… – снова повисла пауза.

Я поняла, что старик с трудом сдерживает слезы. «Да. Гибель сына – это страшно», – посочувствовала я ему мысленно.

– Последние его слова – «это ма…», – договорил он после непродолжительного молчания. – Может быть, здесь и зарыта собака? Не значит ли это, что он знал и видел, кто устроил аварию?

– Вполне возможно, – согласилась я со стариком. – Но что значит эта незаконченная фраза? Кто этот «ма…»? Вот что хотелось бы узнать прежде всего. Если это «Ма…» с большой буквы, то возможно, это чья-то фамилия или имя, а если с маленькой?..

И тут стало ясно, что, копаясь и анализируя, я уже практически взялась за это дело и отступать глупо.

– Все необходимые расходы будут оплачены сполна, – услышала я в следующую минуту. – Все, что вам для этого потребуется: деньги, машина, все. Только прошу, найдите того, кто это сделал.

Мужчина беззвучно заплакал. Слезы крупными каплями катились из его незрячих глаз.

– Хорошо, – согласилась я. – Я попытаюсь вам помочь.


* * *

Я вышла из ванной. Прохладный душ взбодрил меня и слегка отогнал валившую с ног усталость. Теперь самое время выпить кофе. Когда мне совсем плохо, когда сон одолевает меня, когда я не в силах принять решение и в иных, порой безвыходных ситуациях именно чашка кофе и выкуренная сигарета спасают мою жизнь. В общем, прямо из ванной я направилась на кухню. Достала упаковку кофе, поднесла ее к носу и, закрыв от предвкушения глаза, втянула воздух. Запах кофейных зерен был приятен, и от удовольствия я на несколько секунд задержала дыхание. Теперь оставалась самая малость – измельчить зерна в кофемолке и сварить свой волшебный напиток. После первой чашки я уже была способна думать о чем-то другом, кроме сна.