Мечта не по карману

Автор: Марина Серова

Мечта не по карману
Марина С. Серова


Частный детектив Татьяна Иванова


Марина Серова

Мечта не по карману





Глава 1


Где-то что-то пронзительно пиликало. Сначала вдалеке, но постепенно звон нарастал и наконец превратился в настойчивое и звонкое дребезжание над моим ухом. Сквозь сон я прислушалась и поняла, что это мелодия из какого-то знакомого мне с детства мультика. «Простоквашино», – промелькнуло в моей голове, и я повернулась на другой бок с тем, чтобы снова отбыть в царство Морфея, из объятий которого меня столь грубо вырвали. Но вместо этого вдруг вскочила... Я сидела на постели, широко раскрытыми глазами смотрела в кромешную темноту перед собой и трясла головой, чтобы собраться с мыслями.

На столе мигал голубым дисплеем и пиликал мой мобильник. Я протянула руку, нащупала будильник и, притянув его к себе, всмотрелась в стрелки на циферблате. Начало второго. Дурдом! Кому и что могло понадобиться в такое время от меня? А главное, зачем? Неужели нельзя было дождаться утра?

Я взяла со стола сотовый, не прекращавший пищать, и откинула крышечку. По дисплею бежали цифры совершенно незнакомого мне номера. Более того, звонок был иногородним. Недоумевая, кто бы это мог быть, я нажала на кнопку приема и приложила трубку к уху.

– Алло...

– Алло... – эхом ответил мне далекий женский голос на том конце провода. – Это Татьяна Александровна? Я не ошиблась?

Да, я – Татьяна Александровна. И больше всего на свете я терпеть не могу, когда меня так называют. Поскольку, во-первых, банальное Танечка звучит куда приятнее и милее; а во-вторых, по имени-отчеству меня величают исключительно клиенты. И если среди ночи звонит клиент, значит, меня ждут тяжелые трудовые будни: недосыпание, знакомства с малоприятными типами и еще много всяких неприятностей, которые сулит нелегкая работа частного сыщика, коим, кстати, я и являюсь.

– Вы не ошиблись. Я Татьяна Александровна, – недовольно пробурчала я, стряхивая с себя остатки сна.

– Как хорошо, что я смогла до вас дозвониться! Вы даже не представляете, как я на вас надеюсь. Вы вообще – моя последняя надежда. Я просто не знаю, к кому я еще могу обратиться. – Голос срывался, или это были простые помехи на линии, но девушка явно всхлипывала и плакала.

– Успокойтесь. Объясните, кто вы? Что у вас случилось? Почему вы мне звоните?

Голос девушки звучал так взволнованно и жалостливо, что я совсем забыла о своей первоначальной реакции на столь поздний звонок. Выбравшись из-под одеяла, я сделала пару шагов в кромешной темноте и тут же стукнулась ногой о какой-то предмет.

– Вот черт... – прошипела я и спросила уже чуть громче: – Кто вы? Представьтесь.

Пока незнакомка на том конце провода собиралась с мыслями, я успела нащупать шнур от ночника и щелкнуть выключателем. От прикроватного столика по всей комнате расплылось пятно мутного электрического света. Имея теперь возможность свободно ориентироваться в пространстве, не натыкаясь ни на какие предметы, я прошла через всю комнату и присела на подоконник. От окна жутко дуло, я зябко поежилась и, подобрав под себя ноги, устроилась поудобнее.

– Так кто же вы? – повторила я свой вопрос уже в третий раз.

– Меня зовут Алина. Алина Завьянова. Мне о вас рассказывала одна моя приятельница. Она говорила, что вы помогли ей, что вы – настоящий знаток своего дела, но я тогда даже не думала, что мне самой придется обращаться к вам, а вот теперь... Надеюсь, вы простите меня за столь поздний звонок, но я никак не могла сделать это в другое время: за мной все время следят. Может быть, и теперь тоже...

– Алина, о чем вы? Кто за вами следит? Может, вам просто стоит позвонить в милицию?

– Нет! – Девушка, представившаяся Алиной, почти закричала, и я машинально немного отодвинула трубку от уха.

– Ну, хорошо. Не хотите вызвать милицию – это ваше право, – растерялась я от такой резкой реакции. – Но я чем могу вам помочь?

– Татьяна Александровна, я вам заплачу. Очень хорошо заплачу, если вы узнаете имя человека, который за мной следит! Прошу вас, помогите мне! В милиции меня никто не станет слушать, да и не могу я к ним идти...

– Хорошо, я помогу вам. Только, может, нам лучше все-таки обсудить все при личной встрече? – ненавязчиво предложила я, покосившись на часы. В принципе у меня еще был шанс неплохо выспаться.

– Нет! Я не могу с вами встречаться! Я же говорю вам: за мной следят! Все время! Они все поймут, если увидят нас вместе! Я даже звоню вам не из дома. Вдруг номер прослушивается...

Я еще раз метнула взгляд на часы и вздохнула. Похоже, мне все-таки придется выслушать Алину.

– Хорошо. Рассказывайте, в чем дело. Только откуда вы мне звоните в такой час, если не из дома?

– Из таксофона. Я боюсь. Я очень боюсь! Мне кажется, эти люди готовы на все...

– Какие люди? Давайте-ка обо всем по порядку.

Девушка опять начала всхлипывать.

– Я даже не помню, когда я впервые заметила, что за мной следят. Сначала я думала, что мне это все только кажется, но потом... Я слишком часто стала замечать в зеркале заднего вида незнакомые машины, которые колесили за мной по всему городу. Причем машины были каждый раз разные, потому я и не сразу обратила внимание. Если я заходила в кафе, то за соседним столиком непременно оказывался какой-нибудь незнакомый тип, который то и дело поглядывал в мою сторону, а стоило мне покинуть заведение – и он следовал за мной по пятам, не отставая ни на шаг. Причем люди тоже каждый раз были разные, я никогда не замечала, чтобы один и тот же человек появлялся дважды. Мне кажется, что даже мой дом напичкан камерами и подслушивающими устройствами. Они контролируют буквально каждый мой шаг. Это ужасно! Я больше так просто не могу!

– Алина, но если вы говорите, что и машины, и люди все время были разными, так, может... – Я замялась, подбирая подходящее слово. – Может, вам просто все это кажется? – нерешительно закончила я.

– Мне ничего не кажется! Вы считаете, что у меня мания преследования?! – Девушка захлебывалась, но, от злости на мои слова или от слез, я так и не поняла. – Я тоже поначалу так думала, пока не проделала один маленький эксперимент.

– Какой? – заинтересовалась я.

– Я в тот день собиралась в парикмахерскую, выехала из дома на своей машине и уже через пару минут заметила, что сзади маячит незнакомая иномарка. Времени до назначенной встречи с мастером у меня было предостаточно, и я решила поставить опыт. До салона красоты, который находится в пяти минутах езды от моего дома, я добиралась такими окольными тропами, что ни одному нормальному человеку это просто не взбрело бы в голову. Короче, вместо считаных минут я потратила на это виляние по дорогам около часа. Так вот, все это время за мной колесила та иномарка...

– Звучит убедительно. Но неужели у вас нет ни одной догадки – почему за вами следят? Попробуйте хотя бы предположить. Возможно, в последнее время с вами происходило что-то особенное?

– Нет. Я не знаю, кто это может быть, потому и обращаюсь к вам.

– А это не связано с вашей работой? Кем вы работаете? – продолжала допытываться я.

– Я нигде не работаю. Мой отец хирург, он работает в частной клинике в Америке и присылает мне деньги каждый месяц.

– Но с чем может быть связана слежка? Не просто же так кто-то вздумал шпионить за вами?

– Я думаю.... – Алина запнулась, помедлила, а потом быстро-быстро заговорила: – Мне кажется, это все началось после моего знакомства с Глебом Графским.

– Кто такой Глеб Графский?

– Об этом потом. Я ни в чем не уверена, потому и звоню вам. Послушайте, вы ведь живете в Тарасове? Верно?

– Да.

– А я живу в Налинске. Это совсем рядом, можно добраться за пару часов на машине. Я заранее сниму для вас номер в гостинице «Ривьера» и оставлю там деньги за вашу работу, свое фото и адрес, по которому проживаю. Ищите все это в тумбочке, в нижнем ящике. Только вот что... У меня дома вам лучше всего не появляться... Так что давайте сделаем так... В котором часу вы уже наверняка будете в городе?

Я мысленно прикинула. Благо моя работа не раз заставляла меня покидать родные края и я успела почти наизусть выучить все города Тарасовской области. Налинск мне тоже был знаком, правда, я была в нем только проездом. Но этих познаний хватило, чтобы после непродолжительных размышлений я смогла определить расстояние от Тарасова до Налинска и уверенно ответила:

– Думаю, я приеду завтра в десять.

– Отлично. Тогда в одиннадцать я буду вас ждать в кафе напротив гостиницы. В конверте с деньгами я оставлю свое фото, так что вы без труда меня узнаете. Только не подходите ко мне! Просто присядьте где-нибудь неподалеку и понаблюдайте, возможно, вы скоро заметите человека, который станет за мной следить. Если он не появится сразу, то наверняка возникнет позже, в течение дня. Вам просто нужно будет везде сопровождать меня, но так, чтобы это не очень бросалось в глаза.

– Я поняла ваш план. Я попытаюсь все выяснить, – согласно кивнула я, хотя моя собеседница все равно не могла меня видеть. – Только оставьте мне ваш адрес и номер телефона, по которому я могла бы с вами связаться. Правда, я не знаю, как сложатся обстоятельства, возможно, какое-то время вам самой придется мне звонить из таксофона. Скорее всего, в первый день лучше всего так и сделать: вы сами мне позвоните, а там решим, как нам себя вести дальше. Думаю, на выяснение обстоятельств дела я потрачу максимум три дня.

– Хорошо. Я позвоню вам завтра. До свидания.

В трубке потянулись длинные гудки. Я захлопнула миниатюрную «раскладушку» «Нокиа», соскользнула с подоконника и юркнула под одеяло. Завтра меня ждет тяжелый день, и нужно хотя бы за оставшиеся часы попытаться выспаться.


* * *

Я проснулась ровно в семь. Наскоро позавтракав и уложив в спортивную сумку минимальное количество вещей, которые могли мне понадобиться в незнакомом городе, я покинула свою квартиру. Правда, напоследок я остановилась на пороге и, движимая неким ностальгическим чувством, помахала рукой родным пенатам и с грустью произнесла: «Пока, моя любимая квартирка».

Как ни странно, но в столь ранний час трасса Налинск – Тарасов была весьма оживленна. Мимо то и дело проносились машины, обдавая меня потоками бензинного смога и эстрадными напевами, доносившимися из радиоприемников. В моем салоне тоже играла магнитола. Я мурлыкала себе под нос песенку и наслаждалась пейзажем. Что и говорить, лесные массивы, расстилавшиеся по обе стороны дороги, вызывали во мне прямо-таки романтические чувства, а предстоящая работа меня ни капельки не тяготила. «Плевое дело, – размышляла я, прибавляя скорость и идя на обгон очередной иномарки. – Скорее всего, все выяснится уже к сегодняшнему вечеру. Ну что особенного – проследить за какими-то типами? Ерунда! Конечно, придется весь день быть на ногах и мотаться по незнакомому городу за каким-нибудь дядей Васей, но это еще не самое худшее, что встречается в моей работе... Вот если бы все мои труды состояли из подобных дел, им бы цены не было».

Насколько я помнила, Налинск был маленьким курортным городком на берегу реки, с тесными улицами, массой баров и казино и вкраплениями частных домиков в общий ландшафт. Летом сюда приезжают тучи туристов, жаждущих лицезреть красоты Тарасовской области и наслаждаться свежим воздухом близ реки. И тогда в гостиницах не остается ни одного свободного номера, частные домики сдаются в аренду, а казино и бары работают до самого рассвета. Но вся эта бурлящая жизнь затихает с уходом лета, и в гостиницах царит откровенное запустение. Так что в какой-то мере моя маленькая экскурсия в середине октября имела как свои очевидные плюсы, так и минусы. С одной стороны, у меня не будет проблем с гостиницей, но с другой – пара дней в унылом городишке, обитатели которого предпочитают уже после восьми вечера запираться в своих квартирах: перспектива такая навевала тоску. «Что ж, даже в работе частного детектива может наступить тот момент, когда хочется назвать все это коротко и лаконично – серые будни».

Мои расчеты оказались верными, и уже в начале одиннадцатого моя «девяточка» катила по дорогам города Налинска. Расспросив прохожего, как добраться до гостиницы «Ривьера», я принялась колесить по узким улицам и проулкам и вскоре достигла своей цели. Оставив машину на стоянке, я прихватила дорожную сумку и решительным шагом направилась к стеклянным дверям гостиницы.

У входа меня встречал молоденький швейцар. Я наградила юного служителя своей самой очаровательной улыбкой и шагнула в просторный холл. Я сразу заметила стойку, за которой красовался солидный господин с бейджиком на лацкане пиджака, гласившим: «Константин Николаевич – администратор гостиничного комплекса „Ривьера“». Но, к сожалению, Константин Николаевич был занят, он общался с какой-то настырной дамочкой. Я остановилась неподалеку и стала рассматривать красочные брошюрки, каждая из которых предлагала увлекательную экскурсию по местным достопримечательностям – маленькие приманки, которые всегда подкидывает администрация для незадачливых туристов. А поскольку моя истинная цель визита в сей городок была строго законспирирована, то я сочла за лучшее сделать вид, что проявляю жуткий интерес к подобного рода предложениям.

– ...ну, взгляните повнимательнее... – услышала я тоненький голосок девушки, которая, на мое несчастье, первой вошла в гостиницу и теперь общалась с администратором.

– Девушка, я повторяю, что не могу ответить на ваш вопрос, – устало произнес Константин Николаевич, по его тону сразу чувствовалось, что он уже не в первый раз произносит эту фразу. – Возможно, эта девушка и была здесь, а возможно, и нет. Я не могу припомнить всех. Но среди наших постояльцев ее точно нет.

– Присмотритесь, вдруг вспомните, – настаивала девица.

Я невольно покосилась в сторону настырной особы. Высокая холеная блондинка с модельной стрижкой, в дорогом бежевом пальто, никак не производившая впечатление привязчивой личности. Но, как известно, внешность обманчива, и девушка, смахивающая на дочку потомственных аристократов, никак не желала оставить в покое администратора и решительным жестом протянула ему снимок десять на пятнадцать. «Так она даже не постоялица этой гостиницы, просто ищет кого-то...» – пронеслось у меня в голове. Я снова уткнулась носом в список предложений местных турфирм.

– Ну что? – донесся до моего слуха звенящий голос «аристократочки».

– Гарантировать могу только то, что среди наших постояльцев ее нет, – непоколебимым тоном ответил администратор. – Возьмите фото.

В этот момент я решительно отодвинула прочь стопку заманчивых брошюр и повернулась к администратору. Мой взгляд невольно зацепился за снимок как раз в ту минуту, когда Константин Николаевич передавал его в руки расстроенной девицы. На снимке была запечатлена улыбающаяся девушка в широкополой шляпе. Доля секунды – и снимок был уже спрятан в узенькую дамскую сумочку, «аристократка» молча отвернулась от стойки и быстро зашагала к выходу. Я проводила ее взглядом и обернулась к администратору, который на мое заявление, что в этой гостинице для меня был забронирован номер, тут же закивал.

– Да, да. Вы Татьяна Александровна?

– Именно.

– Мы рады, что вы решили остановиться именно в нашей гостинице. У нас самые лучшие номера, прекрасное обслуживание. Кроме того, на первом этаже у нас имеется ресторан, а для особенно азартных постояльцев есть даже небольшой зал-казино. Так что милости просим...

– Я учту, – выдала я свою самую ослепительную улыбку.

– Номер заказан всего на несколько дней, – продолжал вещать Константин Николаевич, сверяясь с записями в своем амбарном талмуде, куда он вносил данные из моих документов. – Отчего же так ненадолго? У нас замечательный город, уверен, вам захочется в нем задержаться подольше.

– Возможно. – Я вновь выдавила улыбку, правда, на этот раз не такую ослепительную, но для провинциального администратора сойдет.

– Кажется, номер сняла ваша подруга. Она была здесь буквально сегодня утром. – Взгляд Константина Николаевича задержался на мне, пожалуй, несколько дольше, чем позволяла простая вежливость.