Кофемолка

Автор: Ольга Степнова

Кофемолка
Ольга Юрьевна Степнова


«Феликс разгадал весь кроссворд, кроме одного слова.

„То, от чего женщины сходят с ума“, – значилось в описании.

– Шесть букв, третья „б“! – Феликс задумчиво почесал карандашом затылок. – Что это может быть?

Если успеть до шести вечера принести разгаданный кроссворд в редакцию, то можно было рассчитывать на приз – кофемолку...»





Ольга Степнова

Кофемолка



Феликс разгадал весь кроссворд, кроме одного слова.

«То, от чего женщины сходят с ума», – значилось в описании.

– Шесть букв, третья «б»! – Феликс задумчиво почесал карандашом затылок. – Что это может быть?

Если успеть до шести вечера принести разгаданный кроссворд в редакцию, то можно было рассчитывать на приз – кофемолку.

Кофе Феликс не пил, но знал, что в кофемолке можно молоть много других полезных продуктов. Сахар, например. Или макароны. Зачем – это уже другой вопрос.

Короче, халявная кофемолка очень будоражила воображение Феликса.

– То, от чего женщины сходят с ума, – повторил Феликс, глядя на потолок, словно пытаясь прочитать там ответ.

В женщинах Феликс был не силён. Как женился в семнадцать лет, так и жил с Наташкой, не греша изменами. Неинтересны ему были измены. И вот теперь, какой-нибудь ухарь мог заполучить кофемолку только потому, что гулял налево и лучше знал, женщин в принципе, а не отдельно взятую Наташку.

Феликсу стало обидно. Он позвонил Вовке.

– От чего женщины сходят с ума? – спросил он приятеля.

– От ревности, – не задумываясь, сказал Вовка.

– Не подходит, – покачал головой Феликс. – Шесть букв, третья «б».

– Ну, не знаю, – буркнул Вовка. – По мне так восемь букв, третья «в».

Получалось, что Вовка со своей патологически ревнивой Тамаркой, знал о женщинах ещё меньше, чем Феликс, хотя изменял жене направо-налево.

– Ты кофемолку, что ли, хочешь выиграть? – усмехнулся Вовка.

– Хочу, – смутился Феликс, словно его застали на месте преступления.

– Ну, удачи тебе! – захохотал друг и повесил трубку.

Феликс поплёлся на кухню.

«Кто знает о женщинах лучше, чем сама женщина?» – решил он.

Жена ловко лепила котлеты, и, обваливая их в панировочных сухарях, весело напевала.

– Натах, ты меня любишь? – издалека начал Феликс.

– Периодически, – пропела Наталья. – Например, когда ты мусор выносишь. Или картошку жаришь.

– И всё? – поразился Феликс. – А когда не любишь?

Наталья начала загибать пальцы:

– Когда на рыбалку ездишь, когда футбол смотришь, когда пиво чесноком заедаешь, когда грязные носки в угол ставишь, когда чайные пакетики на цветы вешаешь, когда ботинки кремом для лица чистишь, когда в ванной орёшь «Абцаз!», когда пепел стряхиваешь в аквариум, когда мою маму зовёшь «Помпадура», когда кошку замачиваешь вместе с рубашками… – У Натальи кончились на руках пальцы, и она замолчала.

– Да-а, – протянул поражённый Феликс. – Так и до развода недалеко.

– Далеко, – отмахнулась жена. – Главное, ты по бабам не бегаешь.

– Не бегаю, – согласился Феликс и приступил к главному:

– А вот от чего ты сошла бы с ума?

– От отпуска в Анталье, – закатила глаза Наталья, забыв про котлеты.

– Шесть букв, третья «б», – подсказал Феликс.




Конец ознакомительного фрагмента.
Купить полную версию