Крестный. Игры воров в законе

Автор: Сергей Зверев

Крестный. Игры воров в законе
Сергей Иванович Зверев


КрестныйРожденный вором
Вор в законе должен жить по понятиям. Что Сергей Потапов по кличке Крестный и делает. Но вдруг начинается полный беспредел: девушку Крестного берут в заложники, убивают его людей, а на самого Сергея наезжает другой вор в законе – Клим. Хорошо хоть Крестный и Клим разрулили свои непонятки и сразу стало ясно – беспредел творит кто-то неизвестный, заодно он же стравливает двух законных. Но играть в такие игры правильным ворам не в масть. Значит надо найти этого фуфлыжника и чем скорее, тем лучше. Ведь дела поворачиваются так круто, что вот-вот вспыхнет беспощадное мочилово.





Сергей Зверев

Крестный: Игры воров в законе





Глава 1


Наступивший март не удивил приятной погодой. Хмарь в небе, слякоть и лужи под ногами. Ночью лужи замерзали, и к утру город напоминал огромный ледовый каток. Днем начинался мартовский снегопад. Неспешно кружащиеся хлопья снега, словно прозрачная тюлевая завеса, накрывшая город, падали на землю и тут же таяли, образуя бело-серую кашицу, хлюпающую под ногами пешеходов.

Вот в таком мокром, холодном и противном месиве и лежал охранник из частного охранного агентства «Омега» Юра Пастухов. Лежал лицом вниз, и уже довольно долго. Так долго, что его форменная камуфляжная одежда пропиталась влагой, Юра сильно замерз. Однако в душе у него все кипело.

«Черт, надо было же так лохануться, – думал он про себя, задирая голову и оглядывая ходящих вокруг него автоматчиков, одетых в такую же, как у Юры, камуфляжную форму. Лица вооруженных людей были скрыты за шерстяными масками. – Вокруг пальца обвели… Кинули как пацана».

В это утро Юра Пастухов совершил две ошибки. Первую ошибку он допустил, когда позволил остановиться трейлеру, который он и его друг Сашка Володин сопровождали в качестве охранников.

Большегрузную «Сканию» вдруг резко повело влево. Опытный шофер сразу определил.

– Прокол, мать твою! Надо останавливаться, – сказал он, обращаясь к Юре как к старшему.

Останавливаться на трассе было запрещено инструкциями и позволялось лишь в самых крайних случаях. Но грузовик уже въехал в город. Было полпятого утра, движение на улице почти отсутствовало.

Как только «Скания» остановилась и водитель с охранниками пошли осматривать колеса, рядом с грузовиком резко затормозил неожиданно вынырнувший из переулка зеленый «уазик»-фургон. Из открывшихся дверей машины стали выскакивать вооруженные автоматами люди.

Первым бежал высокий детина. В одной руке он держал короткоствольный автомат Калашникова, в другой какое-то раскрытое удостоверение в красной обложке.

– Всем на землю! – заорал он. – Милиция!

Юра Пастухов был парнем неробкого десятка. В свои двадцать пять лет он, закончив военное училище, успел три года отслужить в армии. В другой ситуации он обязательно воспользовался бы и имевшимся у него помповым ружьем четырнадцатого калибра, и приемами рукопашного боя, которыми он владел неплохо.

Но тут он растерялся. Не испугался, а именно растерялся. Его смутили отнюдь не многочисленные вооруженные автоматчики, а этот крик, раскрытое удостоверение, а также то, что на формах была пришита эмблема с надписью «ОМОН».

Пока он размышлял, какого черта милиции от них понадобилось, подбежавшие к нему автоматчики несколькими ударами свалили его наземь и разоружили. Через несколько секунд на земле лежали его напарник Сергей Лещенко и шофер «Скании».

Все, что происходило дальше, убедило Пастухова в том, что это обыкновенный гоп-стоп. В переулке, где остановилась «Скания», появилась еще одна машина, на сей раз грузовой тентованный «КамАЗ». Еще через несколько минут Пастухов увидел, как из «Скании» в «КамАЗ» стали перегружаться коробки с товаром. В качестве грузчиков использовались те же автоматчики, за исключением двух, которые стерегли пленников, держа их под прицелом.

– Лежать! – послышалось над головой Юрия, и тяжелый армейский ботинок въехал ему под ребра. – Рожей вниз, тебе было сказано!

Это был тот самый бандит, который показывал Пастухову удостоверение и который, видимо, был главный в этой шайке.

Юрий, скривившись от боли, ткнулся лицом в руки. Похоже, бандит нервничал, так как погрузка не укладывалась в сроки, которые он наметил, хотя шестеро его подручных трудились в поте лица.

Наконец, когда коробки были переложены из «Скании» в «КамАЗ», к главарю подошел один из его подчиненных и доложил:

– Все, готово, можно сваливать. Что будем с этими делать? – он кивнул на лежащую на земле троицу пленников.

– Всем встать, – скомандовал главарь, – руки на голову. Быстро к грузовику, шагом марш.

Автоматчики, схватив пленников и приставив стволы к их спинам, погнали их к грузовому отсеку «Скании». Всех троих заставили залезть в кузов грузовика, после чего за ними закрылись двери трейлера и они оказались в полной темноте. Несколько секунд они прислушивались к тому, как снаружи завелся двигатель автомашины, и через минуту налетчики уехали.

К счастью для пленников, в трейлере они просидели недолго. Услышав голоса двух проходящих мимо людей, как потом выяснилось, шоферов расположенного неподалеку автобусного парка, пленники что есть силы принялись колотить в дверь.

Прохожие не сразу, но все же сообразили, чего от них хотят, и освободили пленников, открыв засов на двери трейлера. Оказавшись на свободе, Юра сразу же бросился звонить начальнику охранного агентства Константину Титову и по его указанию вызвал милицию.

Через час в тихом переулке было уже немало народа, стояли милицейские машины с работающими мигалками, несколько иномарок, на которых приехали руководители фирм, заинтересованные в этом коммерческом рейсе.


* * *

Потапов посмотрел на часы. Было без пяти семь вечера. Он встал из-за стола и, пройдясь по кабинету, подошел к окну. Уже стемнело. На улице по-прежнему валил мокрый снег. Потапов несколько секунд стоял у окна, наблюдая, как снежинки, облепляя оконное стекло, таяли на его прозрачной поверхности и тонкими ручейками стекали вниз.

В дверь постучали, и в кабинет Потапова стали один за другим входить его сотрудники. На семь вечера было назначено собрание директоров ассоциации «Корвет», президентом которой и являлся Сергей Потапов.

Вопрос, по которому собрались сотрудники, был крайне серьезен, но касался лишь конкретного вида деятельности ассоциации, а именно: двух охранных агентств, входивших в нее. Поэтому в кабинете Потапова собрались сотрудники этих двух структур.

Здесь присутствовали Иван Дегтярев – директор охранного агентства «Легион», Константин Титов – директор охранного агентства «Омега», и его заместитель Андрей Колтаков.

Кроме вышеперечисленных, присутствовал директор оптовой базы «Рецитал» Эдуард Жаров. «Рецитал» также был одним из предприятий, входящих в структуру, возглавляемую Потаповым. Именно этой фирме и предназначался похищенный сегодня утром груз.

Дождавшись, когда собравшиеся усядутся за стол совещаний, Потапов, тяжело вздохнув, присоединился к ним, усевшись во главе стола. Все собравшиеся молчали. Сергей пробежался взглядом по лицам своих коллег. Грубое, с резкими чертами лицо Ивана Дегтярева, как обычно, было угрюмым и непроницаемым.

Обычно улыбающийся, постоянно шутивший, Костя Титов сегодня был хмур и нервно поигрывал сотовым телефоном. Не менее беспокойными выглядели лица Колтакова и Жарова.

– Ну, рассказывай, как это случилось, – кивнул Потапов Титову.

– А что рассказывать, обычный гоп-стоп. Часто встречающееся явление в наших краях… Для того охранное агентство и существует, чтобы было кому в дороге грузы охранять…

– Ладно, хватит базарить! – грохнул по столу ладонью Потапов, внутренне сам удивившись своему раздражению. – Тебя не просили давать оценку произошедшему. Тебя просят рассказать в деталях, что случилось сегодня утром.

Костя насупился, секунду-другую сосредоточивался, после чего стал излагать факты:

– Грузовик в половине пятого утра въехал на улицу Костовича. Это небольшая улочка, связывающая проспект Энтузиастов, по которому ехала машина, с улицей Танкистов, на которой располагается база «Рецитала». Здесь водитель «Скании» обнаружил прокол шины. Осмотр машины показал, что колесо прострелено пулей, хотя выстрела никто не слышал. Видимо, использовали глушитель. До склада было еще далеко, и водитель с охраной приняли решение остановить машину, чтобы определить, сможет ли она доехать без замены колеса. В этот момент и было совершено нападение. Из подъехавшего «уазика» выскочили несколько человек в камуфляже и масках. Работали под ментов, поэтому им и не было оказано сопротивления. Да и судя по рассказу старшего из охранников, Пастухова, я думаю, это мало что дало бы. Нападавших было человек семь-восемь, все вооружены автоматами… Дальше все по накатанному. Разоружив охрану, подогнали «КамАЗ» и перегрузили товар…

Костя перевел дыхание, помолчал немного и подвел итог:

– Из всего сказанного можно сделать вывод, что действовали профессионалы. Машину ждали, нападавшие располагали точной информацией о времени ее прибытия и о маршруте. Короче, гоп-стоп провели на высшем уровне…

– Блестящий вывод, – не сдержавшись, съязвил Потапов.

В ответ Титов лишь промолчал, хмуро глядя на свой мобильник.

– Таким образом, логично утверждать, что кто-то из наших стуканул этим беспредельщикам о времени прибытия машины с грузом в город, – подытожил Потапов и, переведя взгляд на Жарова, спросил: – Что за товар был в машине и откуда шел груз?

– Груз шел из Турции от одной торговой компании. В основном там были турецкие макароны. Также немного фруктов, бананов.

– Отлично, – воскликнул Потапов, усмехнувшись. – Макароны и бананы!

Он встал, засунув руки в карманы, прошелся по комнате.

– И вы хотите меня убедить, что это обычный налет! Что каких-то семь оголодавших автоматчиков, любителей турецких макарон, решили наконец обожраться ими, а заодно пополнить потерянный за зиму витаминный запас, съев несколько коробок бананов!

– Свой резон в этом деле есть, – вступил в разговор Дегтярев. – Ценность груза не слишком большая, но, с другой стороны, его легко сбыть. Только ленивый сейчас не торгует в городе турецкими макаронами и фруктами.

– Это уже четвертый случай грабежа наших грузовиков с тех пор, как мы занялись этим бизнесом – я имею в виду охрану перевозимых по стране грузов, – вспомнил Титов. – И второй удачный для бандитов. Что тут можно поделать? Пока мы что-то возим, будут продолжаться попытки у нас это отнять. Ясное дело – грабить банки и склады хлопотнее, чем автофуры на дорогах. Мы еще в этом смысле хорошо живем. У наших конкурентов, у оптовой базы «Скарт», два грузовика с сигаретами угнали, ребята на такие бабки попали…

Потапов помнил все случаи нападения на грузы, о которых говорил Титов. В одной из этих переделок погиб его ближайший друг Андрей Карпов, бандиты расстреляли из автоматов машину, в которой он ехал.

После того случая были предприняты еще две попытки нападения на грузы, сопровождаемые людьми Потапова, но в обоих ситуациях бандитам был дан вооруженный отпор.

– Ладно, – махнул рукой Потапов. – Хватит об этом.

Он сел за стол и спросил, обращаясь к Жарову:

– Кто знал о прибытии груза?

Тот пожал своими тощими плечами, облаченными в модный пиджак, и ответил:

– Да, в общем, много кто знал. К нам каждый день на базу приходят грузы, и особой тайны из этого не делается, ведь весь груз идет под охраной. И в этот раз, как только машина в Астрахани прошла таможенный контроль, в нее сели двое охранников, предварительно позвонив мне в контору и сообщив, что они выезжают. Я, в свою очередь, предупредил грузчиков и кладовщиков о том, чтобы они были с утра на месте.

– Кстати, об охранниках… Как зовут старшего из них? Кажется, Пастухов?.. Где он сейчас?

– В приемной сидит, – подал голос Колтаков. – Мы его с собой взяли, на всякий случай.

– Зовите, – коротко приказал Потапов.

Колтаков поднялся и, выйдя из кабинета, вернулся через несколько секунд с рослым парнем. Он был явно смущен обстановкой, присутствием высшего руководства и расстроен поводом, по которому его пригласили.

– Чего ты стоишь? – проговорил Потапов, обращаясь к парню. – Садись, расскажи нам, как все произошло.

Пастухов сел и принялся рассказывать. Потапов внимательно и терпеливо выслушал охранника, несмотря на то что рассказ последнего полностью совпадал с версией, изложенной Титовым. Когда Пастухов закончил, Потапов после некоторой паузы спросил у него:

– Тебе бросились в глаза хоть какие-либо детали, по которым их можно найти?

Пастухов наморщил лоб, силясь вспомнить утренние события, но после нескольких минут воспоминаний молча покачал головой.

– Хорошо, можешь быть свободен, – сказал Потапов.